На главную Карта сайта Письмо в редакцию
Поиск  
среда, 16 октября 2019 г.       
О журналеИспользование информации
Полезные продукты
Лечение болезней
Симптомы заболеваний
Здоровый сон
Правильное питание
Как похудеть
Физкультура
Витамины-минералы
Лекарственные растения
Здоровье глаз
Лечение травами
Первая помощь
Самопознание
Простые вкусные рецепты
Макияж
Уход за волосами
Уход за кожей
Ароматерапия
Маникюр-педикюр
Косметические средства
Массаж
Гимнастика для лица
Секреты красоты звезд
Новинки красоты
Домашнее консервирование
Праздничный стол
Выпечка
Рецепты салатов
Борщи, супы, окрошка
Приготовление соусов
Блюда из круп
Блюда из макарон
Блюда из овощей и грибов
Рыбные блюда
Блюда из мяса и птицы
Блюда из молока, творога и яиц
Бутерброды
Рецепты пиццы
Фрукты и ягоды
Напитки и десерты
Женская одежда
Модные аксессуары
Свадебные и вечерние платья
Шоппинг
Дизайнеры
Новости моды
Животные рядом
Сад-огород
Любовь
Беременность и роды
Дети
Этикет
Праздники и поздравления
Уютный дом
Туризм и отдых
Проза










Читальня  /  Проза  /  Тоска. Главы 40-41


       

 ГЛАВА 40
 
      С трудом выбравшись из тяжелого, вязкого как смола медикаментозного сна, Герда почувствовала боль внизу живота и, потянувшись туда рукой, оцепенела. Трусиков на ней не было. Она встала и огляделась. Трусиков нигде не было, но джинсы были. Они валялись на полу.
       – Мразь! – выругалась Герда, надевая джинсы и глядя на храпящего в кресле Сергея. – Какая ты мразь!
      Перед Сергеем на столике валялось содержимое ее сумочки: расческа, носовой платок, ключи от квартиры, помада, духи, револьвер и деньги. Одна бутылка горилки была пуста, другая выпита наполовину.
      Герда собрала высыпанное в сумочку, посмотрела на часы, и крича: «Черт! Черт!» стала тормошить Сергея.
       – Проснись, мы опаздываем! Да проснись же!
      Наконец Сергей открыл глаза и посмотрел на Герду мутным полупьяным взглядом.
       – Опаздываем! – снова закричала Герда.
       – Я, бля, никуда не опаздываю, – сказал Сергей, взял шампанское, стал пить из горлышка, но Герда вырвала у него бутылку.
       – Ты же деньги взял! Давай, отрабатывай! – кричала Герда.
       – Деньги я взял, – снова беря в руку бутылку, сказал Сергей. – Но это значит лишь то, что я, бля, восстановил справедливость. Ты, бля, хотела меня использовать, а вместо этого я использовал тебя.
       – Ты что же, отказываешься вскрыть замок?
       – Я не умею вскрывать замки, я пошутил.
      Герда безвольно опустилась на диван.
       – Значит, получается, что все было зря?
      Она произнесла эти слова не глядя на Сергея, со взглядом, обращенным как бы вовнутрь себя.
       – Смотри на это философски, – сказал Сергей. – Жизнь – она, бля, вообще зря. Смысла в ней нет.
      Герда подняла на него гневные глаза.
       – Ошибаешься! – сказала она, вытащила из сумочки револьвер и навела его на Сергея. – Пристрелить такого мерзавца, как ты, – уже смысл.
       – Эй! Ты, бля, не шути так! – в безнадежной попытке защититься Сергей вскинул руки.
       – Мразь! – сказала Герда и выстрелила ему в голову.
      Через несколько секунд в дверь постучали, и тут же на пороге появилась мать Сергея.
       – Вы что тут, петарды взрывае…
      Слово «взрываете» застряло у нее в горле: под дулом наведенного на нее револьвера она потеряла дар речи.
      Герда некоторое время держала револьвер наведенным, но скоро опустила его.
       – Вызывайте полицию, – сказала она.
 
     ГЛАВА 41
 
      У подъезда на скамейке как обычно сидела Вера Львовна и читала все ту же книгу. Подошла Полина Васильевна с метлой и совком и присела рядом.
       – Все Чеха читаете, Вера Львовна?
       – Да. Как хорошо он все-таки пишет! Вот послушайте, вот, Тузенбах.
       – Еврей? – подозрительно спросила Полина Васильевна.
       – Нет, это не Тузенбах, это Вершинин.
       – Тогда читайте.
       – «А пройдет еще немного времени, каких-нибудь двести-триста лет…»
       – И настанет новая счастливая жизнь и будет тебе счастье! – гневно перебила ее Полина Васильевна. – Все одно и то же! Все одно и то же! Ну а вам-то что?! Да ваши косточки давно сгниют! Двести! Триста! Тысячу лет! Глупая вы женщина. Вера Львовна, коли нудоту такую читаете!
      Она встала, отошла на несколько шагов, что то подмела в совок, вернулась и прокричала Вере Львовне на ухо:
       – Дура!
      Маленькое личико Веры Львовны сморщилось, она подняла на Полину Васильевну жалобные глаза и уже готова была разреветься, но вдруг выражение ее лица переменилось: отвис подбородок, а глаза в изумлении расширились.
       – Федор… – прошептала она.
      – Опять залез на дерево, скотина! – привычно проговорила Полина Васильевна, обернулась, произнесла «ах ты скоти…», но не договорила: на дереве в петле из бельевой веревки безжизненно висело то, что было прямым потомком Фридриха Великого, при рождении получившее гордое имя Теодор.
 
      ГЛАВА 42
 
      И снова площадь перед дворцом, куда направлялся Заратуштра, была вся запружена народом, а из громкоговорителей над толпой звучно гудел голос Сидорова, стоящего на ступеньках дворца:
       – А теперь давайте продолжим рассматривать все логически от начала бытия. Вот что говорится в библии:
       – «И насадил Господь Бог рай в Эдеме на востоке; и поместил там человека, которого создал. И произрастил Господь Бог из земли всякое дерево приятное на вид и хорошее для пищи, и дерево жизни посреди рая, и дерево познания добра и зла. И заповедал Господь Бог человеку, говоря: от всякого дерева в саду ты будешь есть; А от дерева познания добра и зла, не ешь от него; ибо в тот день, в который ты вкусишь от него, смертию умрешь». Спрашивается, зачем тогда сажать древо познания? Уж не провокация ли это? Самая настоящая провокация! Так не провокатор ли господь? Самый настоящий провокатор. Так нужен ли нам такой бог? Нет, такой бог нам не нужен!
       – Нет бога, кроме Сидорова! – крикнул кто-то, и толпа начала скандировать:
       – Нет бога, кроме Сидорова! Нет бога, кроме Сидорова! Нет бога, кроме Сидорова!
      Сидоров повелительно поднял руку, чтобы прервать скандирование.
       – Пойдем дальше, – сказал он. – Бог сотворил Адама и Еву и сказал им: плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю. Но вот вопрос: как дети Адама и Евы могут плодиться и размножаться, если они родные братья и сестры? Налицо инцест, самый настоящий инцест! И если это «совокупляйтесь, братья и сестры» слово божье, то нужен ли нам такой безнравственный бог? Нет, такой бог нам не нужен!
       – Нет бога, кроме Сидорова! – снова начала скандировать толпа.
       – Люди, одумайтесь! – закричал Заратуштра. – Библия – не слово божье! Библию писали люди! И зачастую невежественные люди!
      Кое-кто из задних рядов обернулся.
       – Да, да! Невежественные люди! – повторил Заратуштра.
       – Уж не это ли пресловутый Ботиночкин? – спросил кто-то.
       – Он, он! Его козлиная борода!
       – Я Сапожков, – сказал несчастный Заратуштра, но толпа начала его окружать. 
       – Ботиночкин он, Ботиночкин! Его козлиная борода! Бей его, ребята! – крикнул кто-то, и не поздоровилось бы Заратуштре, если бы он не вознесся над толпой и не стал невидимым.
      Став невидимым, Заратуштра пролетел над толпой и сквозь стекло влетел в закрытые двери дворца. Там, сразу за золотым троном, уже не виден был помост с лабораторией господа, а была стена с фреской, изображающей Сидорова, схватившего бога за бороду. 
      Пролетев сквозь эту стену и очутившись в лаборатории, Заратуштра снова застал господа за электронным микроскопом.
       – А, это ты… – сказал господь, мельком глянув на него. – Ну, что нового?
       – Как вы можете быть таким спокойным? Вы что, не знаете, что какой-то Сидоров организовал бунт?
       – Знаю, конечно. Но, понимаешь ли… Что-то скучно жить стало в раю. Давно уже мне хотелось какого-то бурления, чтобы страсти так и кипели, так и кипели. Надоело мне, что все тишь да благодать. «Кубок жизни был бы сладок до приторности, если бы не падало в него несколько горьких слез», – сказал Пифагор, и я с ним согласен. И ты бы, если бы не проводил большую часть времени на земле, истосковался бы в раю, в этом болоте счастья. Так что пусть этот Сидоров потешится. Ты мне лучше скажи как там Иван и Герда? Неужели их обоих посадили в тюрьму?
       – Нет, Иван на следующее утро нашел деньги на взятку в коробке с гречневой крупой, куда сам же их по пьянке и спрятал. А Герду суд оправдал.
       – Рад это слышать. А как ты думаешь, они будут вместе?
       – Как же не быть. Будут они не разлей вода, будут жить долго и счастливо и умрут в один день.
       – Спасибо тебе, Заратуштра. После этих твоих слов так хорошо стало на душе, так тепло.
       – «Умрут в один день» – это тепло?
       – Тепло, Заратуштра, тепло…. Печально, но тепло.
 
      ЭПИЛОГ
 
      Над подернутой кроваво-красным ледком зловонной рекой на высоте примерно пятидесяти метров в воздухе парил паровоз. Под паровозом висело полотнище с нарисованным на белом фоне оранжевым круглым пятном, под которым было написано: «Восходящее солнце. Супрематист Максименко-Малевич». Под тендером тоже висело полотнище с надписью огромными буквами: «Брехунец, сойди с трона по-хорошему!». На набережной толпились люди и обсуждали все эти неимоверные явления. По поводу кроваво-красной зловонной реки было высказано мнение, что лед окрасили какие-то водоросли. Было также сказано, что «нет, это не так, это с какого-то химического предприятия отходы слили, сволочи!» По поводу же паровоза большинство сходилось на том, что это такой формы дирижабль. Правда, кто-то сказал, что «никакой это не дирижабль, а настоящий паровоз. А летает он потому, что наконец-то ученые придумали антигравитационный аппарат. Не наши, конечно. Западные. У нас его просто испытывают». Через некоторое время снова было многократно произнесено слово «сволочи». Но на этот раз, кто сволочи и почему сволочи так и осталось неизвестным. Неизвестным осталось также и то, что люди думают по поводу реющих под паровозом таких смелых, бунтарских полотнищ. Правда, кто-то начал было восторженно: «А посмотрите, какие они смелые! Ну совершенно не боятся роптать!» Но: «Тише, тише!» – зашикали на него. «Почему? Разве уже не позволено роптать?» « Да разве это ропот? – возразили ему. – Это уже бунт. На урановые рудники захотели?»
      Мимо проходила, по выражению лица, крайне захлопотанная мама с мальчиком лет шести.
       – Мама, мама! Посмотри! Там – летающий паровоз! – закричал мальчик.
       – Я видела, – сквозь зубы процедила захлопотанная мама.
       – Да не видела ты, не видела! Ты в другую сторону смотрела!
       – А я говорю: видела!
       – А я говорю: не видела. Летающий паровоз ты не видела!
       – Не показывай пальцем, кому говорю! Ну, погоди! Вот придем домой, я тебе все пальцы поотбиваю! Обещала купить тебе свистульку, а теперь вместо свистульки все пальцы поотбиваю! Выбирай, что тебе больше нравится?
       – Мне летающий паровоз нравится!
       – Ах так? Опять показываешь пальцем? Вот тебе, вот!
       – Больно!
       – Больше не будешь?
       – Больше не буду. А свистульку купишь?
       – Куплю.
       – А водяной пистолетик?
       – Куплю.
       – А вертолетик с моторчиком?
       – Все, хватит! Твой папа не миллионер. Ты думаешь, мне не хотелось бы всё при всё купить?
       – Мама, а ведь так не бывает… – мальчик как будто задумался. – А раз так не бывает – значит, это чудо. А раз это чудо, значит, это сделал бог…
       – Бога нет, – грустно сказала мама. – Вот такая беда, сынок. Свистульки есть, водяные пистолетики есть, даже вертолетики с моторчиками есть, а бога – нет.
       – А Деда Мороза тоже нет?
       – И Деда Мороза нет.
       – И вправду тоска…
 
      КОНЕЦ
 
 

 


Оставить комментарий (0)








Лжи остерегайтесь, пьянства и блуда, от того ведь душа погибает и тело. Мономах
Conte elegant представляет линию детского трикотажа
Conte elegant продолжает обновлять детскую линию Conte-Kids. Одна из последних новинок – коллекция трикотажных изделий для малышей - яркие с...
MASTERCARD® PAYPASS™ - шоппинг будущего уже сегодня
Современные технологии позволяют совершать покупки максимально быстро и комфортно. Для этих целей есть бесконтактные карты MASTERCARD® PAYPA...
Архив


Коллекции модной одежды и обуви представлены в разделе Бренды

Johnson’s® baby - победитель конкурса "Выбор года" 2012
Johnson’s® baby — бренд № 1 в мире и Украине среди средств по уходу за кожей и волосами ребенка.
Девушка «на миллион» с Avon Luxe
«Люкс» — это не просто стиль жизни, это целая философия, созданная талантливыми перфекционистами. Лучшие курорты, незабываемые вечеринки, до...
Johnson’s®: 2 шага к красивой и шелковистой коже
Сегодня естественная красота ухоженной кожи в особой цене. Натуральность — тренд нашего времени, и, к счастью, мы живем в век, когда для еже...
Архив
О журналеИспользование информации
Все права защищены BeautyInfo.com.ua